Четвертая стадия рака

Стадии рака

Четвертая стадия рака
В этом разделе мы ответим на такие вопросы, как: Что такое стадия рака? Какие бывают стадии рака? Что такое начальная стадия рака? Что такое 4 стадия рака? Какой прогноз при каждой стадии рака? Что означают буквы TNM при описании стадии рака?

➜ TNM классификация

➜ Гистологическая классификация стадий рака

➜ Определение стадии рака: 0-4

Когда человеку говорят, что у него обнаружено онкологическое заболевание, первое, что он хочет узнать – это стадия и прогноз. Многие онкобольные боятся узнать стадию своего заболевания. Пациенты боятся 4 стадии рака, думая, что это приговор, и прогноз только неблагоприятный. Но в современной онкологии ранняя стадия не гарантирует хороший прогноз, так же как и поздняя стадия заболевания не всегда является синонимом неблагоприятного прогноза. Есть множество побочных факторов, которые влияют на прогноз и течение болезни. К ним относятся гистологические особенности опухоли (мутации, индекс Ki67, дифференцировка клеток), ее локализация, тип обнаруженных метастазов. 

Стадирование новообразований на группы в зависимости от их распространённости необходимо для учёта данных об опухолях той или иной локализации, планирования лечения, учёте прогностических факторов, оценке результатов лечения и контролем за злокачественными новообразованиями. Другими словами, определение стадии рака необходимо для того, чтобы спланировать наиболее эффективную тактику лечения, а также для работы статистов.

Существует специальная система стадирования каждого онкологического заболевания, которая принята всеми национальными комитетами здравоохранения, – это TNM классификация злокачественных новообразований, которая была разработана Пьером Денуа в 1952 году. С развитием онкологии она пережила несколько пересмотров, и на данный момент актуальным является седьмое издание, опубликованное в 2009 году. Оно содержит самые последние правила классификации и стадирования онкологических заболеваний. В основе классификации TNM для описания распространённости новообразований лежит 3 компонента: 

  • ПервыйT (лат. Tumor– опухоль). Этот показатель определяет распространенность опухоли, её размеры, прорастание в окружающие ткани.  Для каждой локализации идет своя градация от самых малых размеров опухоли (T0), до самых больших (T4).
  • Второй компонентN (лат. Nodus – узел), он указывает на наличие или отсутствие метастазов в лимфатических узлах. Точно так же, как и в случае с компонентом Т, для каждой локализации опухоли существуют свои правила определения этого компонента. Градация идет от N0 (отсутствие пораженных лимфоузлов), до N3 (распространённое поражение лимфатических узлов).
  • Третий – M (греч. Metástasis – перемещение) – обозначает наличие или отсутствие отдалённых метастазов в различные органы. Цифра рядом с компонентом указывает на степень распространённости злокачественного новообразования. Так, М0 подтверждает отсутствие отдаленных метастазов, а М1 – их наличие. После обозначения М, обычно, в скобках пишут название органа, в котором выявлен отдаленный метастаз. Например М1 (oss) означает, что есть отдаленные метастазы в костях, а M1 (brа) – что найдены метастазы в головном мозге. Для остальных органов используют обозначения, приведенные в таблице ниже.
 Легкие  Pul 
 Кости  Oss
 Печень  Hep 
 Головной мозг  Bra
 Лимфатические узлы      Lym
 Костный мозг  Mar
 Плевра  Ple
 Брюшина  Per
 Надпочечники  Adr
 Кожа  Ski
 Другие органы  Oth

Также, в особых ситуациях перед обозначением TNM ставят дополнительное буквенное обозначение. Это – дополнительные критерии, обозначаемые символами  “c“, ”р”, “m”, “y”, “r” и “a”

Символ «с» означает, что стадия установлена по данным неинвазивных методов обследования.

Символ «р» говорит, что стадия опухоли была установлена после оперативного вмешательства.

Символ «m» используется для обозначения случаев, когда в одной области располагаются сразу несколько первичных опухолей.

Символ «y» применяется в тех случаях, когда опухоль оценивают во время или сразу после противоопухолевого лечения. Префикс “y” учитывает распространённость опухоли до начала комплексного лечения. Значения ycTNM или ypTNM характеризуют распространённость опухоли на момент определения диагноза неинвазивными методами или после операции.

Символ «r» применяется при оценке рецидивных опухолей после безрецидивного периода.

Символ «a», используемый в виде префикса, указывает на то, что опухоль классифицирована после аутопсии (вскрытие после смерти).

Помимо классификации TNM, существует классификация по гистологическим особенностям опухоли. Её называют степенью злокачественности (Grade, G). Этот признак указывает, насколько опухоль активна и агрессивна. Степень опухолевой злокачественности указывают следующим образом:

  • GX — степень дифференцировки опухоли не может быть определена (мало данных); 
  • G1 — высокодифференцированная опухоль (неагрессивная); 
  • G2 — умеренно дифференцированная опухоль (умеренно-агрессивная); 
  • G3 — низкодифференцированная опухоль (высокоагрессивная); 
  • G4 — недифференцированная опухоль (высокоагрессивная); 

Принцип очень простой – чем выше цифра, тем агрессивнее и активнее ведет себя опухоль. В последнее время степени G3 и G4 принято объединять в G3-4, и называют это “низкодифференцированная – недифференцированная опухоль”. 

В классификациях сарком костей и мягких тканей вместо степеней G просто используются термины “высокая степень злокачественности” и “низкая степень злокачественности”. Особые системы оценки степени злокачественности разработаны для опухолей молочной железы, они определяются с помощью показателей в результате иммуногистохимического исследования.

Только после классифицирования опухоли по системе ТNМ, может быть выполнена группировка по стадиям. Определение степени распространения опухолевого процесса по системе TNM или по стадиям очень важно для выбора и оценки необходимых методов лечения, тогда как гистологическая классификация позволяет получать наиболее точные характеристики опухоли и предугадать прогноз болезни и  возможный ответ на лечение.  Определение стадии рака напрямую зависит от классификации онкологического заболевания по TNM. В зависимости от стадирования по системе TNM большинство опухолей делятся на стадии по принципу, описанному в таблице ниже, но для каждой локализации рака существуют свои требования к стадированию. Мы рассмотрим самые простые и распространенные примеры.  Традиционно стадии рака принято обозначать от 0 до 4. Каждая стадия, в свою очередь, может иметь буквенные обозначения А и В, что разделяет её еще на две подстадии, в зависимости от распространенности процесса. Ниже мы разберем наиболее распространенные стадии рака.  Хотим  обратить внимание на то, что в нашей стране многие любят говорить «степень рака» вместо «стадия рака». На различных сайтах размещены вопросы про: «4 степень рака», «выживаемость при 4 степени рака», «степень рака 3». Запомните – степеней рака не существует, есть только стадии рака, о которых мы и расскажем ниже.

Стадии рака на примере опухоли кишечника

0 стадия рака

Как таковой 0 стадии не существует, её называют «рак на месте»,«carcinoma in situ» – что означает неинвазивную опухоль. Стадия 0 может быть при раке любой локализации.

 

При 0 стадии рака границы опухоли не выходят за пределы эпителия, который дал начало новообразованию.

При раннем обнаружении и своевременном начале лечения прогноз при раке 0 стадии практически всегда благоприятный, то есть рак 0 стадии в подавляющем большинстве случаев полностью излечим.

Первая стадия рака характеризуется уже довольно крупным опухолевым узлом, но отсутствием поражения лимфатических узлов и отсутствием метастазов. В последнее время наблюдается тенденция к увеличению числа опухолей, выявляемых на 1-й стадии, что говорит о сознательности людей и хорошем качестве диагностики. Прогноз при первой стадии рака благоприятный, пациент может рассчитывать на излечение, главное – как можно быстрее начать адекватное лечение. 
В отличие от первой, на второй стадии рака опухоль уже проявляет свою активность. Вторая стадия рака характеризуется еще большим размером опухоли и ее прорастанием в окружающие ткани, а также началом метастазирования в ближайшие лимфатические узлы. 

Вторая стадия рака считается самой распространенной стадией рака, на которой диагностируют онкологические заболевания. Прогноз при раке 2 стадии зависит от многих факторов, включая локализацию и гистологические особенности опухоли. В целом, рак второй стадии успешно поддается лечению.

На третьей стадии рака происходит активное развитие онкологического процесса. Опухоль достигает еще больших размеров, прорастая ближайшие ткани и органы. При третьей стадии рака уже достоверно определяются метастазы во все группы регионарных лимфатических узлов.   Третья стадия рака не предусматривает отдаленные метастазы в различные органы, что является положительным моментом и определяет благоприятный прогноз.  На прогноз при третьей стадии рака влияют такие факторы как: расположение, степень дифференцировки опухоли и общее состояние пациента. Все эти факторы могут либо  усугубить течение болезни, либо, наоборот, помочь помочь продлить жизнь онкологического больного. На вопрос, излечим ли рак 3 стадии, ответ будет отрицательным, так как на таких стадиях рак уже становится хроническим заболеванием, но успешно поддается лечению.
Четвертая стадия рака считается самой серьезной стадией рака. Опухоль может достигать внушительных размеров, прорастает окружающие ткани и органы, метастазирует в лимфатические узлы. При раке 4 стадии обязательно наличие отдаленных метастазов, другими словами, метастатическое поражение органов

Редко бывают случаи, когда рак 4 стадии может диагностироваться и при отсутствии отдаленных метастазов. Большие в размерах, низкодифференцированные, быстрорастущие опухоли также часто относят к раку 4 стадии.

Излечение при раке 4-й стадии невозможно, равно как и при раке 3-й стадии. На четвертой стадии рака болезнь принимает хронический характер течения, и возможно только введение болезни в ремиссию.

Таким образом, рак на начальной стадии может быть успешно вылечен, а при 4 стадии рака правильно подобранная схема лечения поможет существенно продлить жизнь с онкологическим диагнозом. Если вы увидели рассказ, что кто-то сумел вылечить рак четвертой стадии, какими либо народными средствами, содой или другими методами нетрадиционной медицины, не верьте им! Чаще всего это просто рекламный ход очередных мошенников, а люди в их видеороликах, которые «излечили рак 4 стадии», –  просто нанятые артисты. Помните, что своевременная диагностика и вовремя начатое лечение являются критериями успеха при любой стадии онкологического заболевания.

Источник: http://worldofoncology.com/materialy/o-rake/stadii-raka/

4 стадия рака

Четвертая стадия рака

Рак молочной железы 4 стадии всегда означает только одно — одновременно выявлена опухоль молочной железы и отдаленные метастазы в других органах, без учета метастатического поражения подмышечных лимфатических узлов. Для постановки 4 стадии рака не важен размер первичного новообразования в груди и число метастазов — достаточно их наличие, что в стадии помечается символом «М1».

Ежегодно из 70.5 тысяч впервые заболевших карциномой груди россиянок у 4.2 тысяч или 6% диагностируют 4 стадию РМЖ. Для удобства всех пациенток с 4 стадией вместе с ранее получившими радикальное лечение и через какое-то время заметастазировавших объединяют в одну группу метастатический или генерализованный рак.

Клинические проявления заболевания зависят от локализации метастазов: при поражении опухолью скелета, могут быть боли; при вовлечении легочной ткани — кашель, одышка. Но не обязательно, у части пациенток нет никаких признаков болезни, кроме опухоли в молочной железе с увеличенными подмышечными лимфоузлами или без них.

Сознательно запустивших болезнь до множественных клинических проявлений, несколько лет подозревавших у себя злокачественный процесс, но опасавшихся про это узнать от врача, единицы. Как правило, к 4 стадии приводит агрессивная по морфологической структуре опухоль — анапластическая или низкодифференцированная карцинома.

Основной вид лечения — лекарственное, то есть химиотерапия или гормональная терапия. Гормонотерапия поможет при наличии в раковых клетках рецепторов эстрогенов и, желательно, прогестинов, и чем выше их уровень, тем лучше предполагается результат.

Гормональные препараты могут приниматься годами, при прогрессировании рака лекарство заменяют на другое и так может продолжаться несколько лет.

Считается, что позитивные по гормональным рецепторам злокачественные опухоли имеют латентное течение и метастазы чаще локализуются в костной ткани.

Химиотерапия в первой линии проводится пациенткам, в опухолевых клетках которых нет рецепторов гормонов, а метастазы локализуются во внутренних органах. При люминальном типе, когда высок уровень рецепторов, даже при висцеральных — внутриорганных очагах рака и хорошем самочувствии женщины лечение можно начинать с эндокринной терапии, эффект которой приходит медленно, но надолго.

Химиотерапия имеет преимущества при множественных метастазах, особенно с клиническими признаками функциональных нарушений органов, когда отсрочка лечения чревата ухудшением состояния. Такой вариант принято называть висцеральным кризом, но течение его ни в коей мере не надо отождествлять с гипертоническим кризом, угрожающим жизни в ближайшее время. Висцеральный криз — фигуральное выражение.

Нет общепринятого стандарта химиотерапевтического лечения 4 стадии РМЖ, всё определяется гистологической структурой опухоли, локализацией вторичных новообразований, самочувствием и сопутствующими болезнями женщины.

Сегодня предпочтение отдано использованию одного цитостатика, комбинации не более результативны, зато преуспевают в токсичности. В первой линии, как правило, начинают с доксорубицина, если всё в порядке с сердечно-сосудистой системой. Уже много десятилетий препарат несомненный лидер среди цитостатиков по соотношению эффективность-токсичность-стоимость.

Прошлую моду на комбинации доксорубицина с таксанами и другими препаратами признали отчасти порочной, потому что заметно портила качество жизни без существенного увеличения продолжительности. При прогрессировании заболевания препарат заменяют и так проводят не менее трёх линий.

Исключается совмещение химиотерапии с гормональными препаратами-либо то, либо другое, комбинация портит результат.

Таргетная терапия при 4 стадии РМЖ полезна только при наличии в раковых клетках гена HER2, указывающего на низкую чувствительность к лекарствам.

Если маркер определяется, то каждые 3 недели целесообразны капельницы с герцептином параллельно химиотерапии или гормональному воздействию.

Примечательно, что прогрессирование заболевания на фоне такого лечения приводит к замене цитостатика или эндокринного препарата, а введения герцептина продолжаются до полного года.

Остеомодифицирующие агенты, что ранее называли бисфосфонатами, полезны при метастазах в кости, они снижают вероятность переломов и уменьшают болевой синдром.

Оперативное лечение не исключено, к примеру, при возможности одновременного удаления всех опухолевых очагов, но к нему прибегают после довольно длительного лекарственного лечения, когда есть уверенность в стабилизации заболевания.

Лучевая терапия имеет вспомогательный характер, главным образом, при костном болевом синдроме.

Лечение 4 стадии рака нельзя считать комплексным, поскольку главный инструмент — лекарственное воздействие, имеющее свои пределы вследствие развития устойчивости.

Нередко возникает настоятельная потребность и перспектива позитивного результата при дополнении ХТ паллиативной операцией и более агрессивным облучением, но не складывается с организацией такого лечения. В клинике Медицина 24/7 такой проблемы нет, мы всегда предлагаем всё возможное и прилагаем все усилия для реального результата.

4 стадия рака желудка

При желудочной карциноме 4 стадии первичная опухоль может быть любого размера, но обязательно наличие отдалённых метастазов, при этом не учитывается раковое поражение близлежащих лимфатических узлов. Самая частая локализация метастазов – брюшина и печень, реже – легочная ткань, очень редко – кости.

Для удобства обозначения некоторым метастатическим локализациям присвоено имя собственное:

  • в яичнике – метастаз Крукенберга,
  • в надключичной зоне – Вирхова,
  • в пупке – монахини сестры Марии Джозеф,
  • в лимфоузлах под мышкой – Айриша,
  • в лимфоузлах вокруг прямой кишки – Шницлера.

Первым клиническим проявлением заболевания нередко становятся симптомы, вызванные раковым поражением брюшины – асцит или увеличение наружных лимфатических узлов, когда опухолевый узел в желудке либо небольшого размера, либо расположен так, что не мешает нормальному питанию и эвакуации пищевого комка в кишку. 

Основное лечение при 4 стадии карциномы желудка – химиотерапия, иногда с добавлением таргетного препарата бевацизумаба.

Стандартами рекомендуется 6-8 циклов полихимиотерапии, но только при изначально хорошем самочувствии, ослабленным пациентам лечение начинают с одного лекарственного средства, в дальнейшем при уменьшении опухоли и улучшении состояния переходят к комбинации нескольких цитостатиков.

При наличии в раковых клетках гена множественной лекарственной устойчивости HER2+ к ХТ добавляются введения трастузумаба.

При костных поражениях для купирования боли используется локальное облучение и введения бисфосфонатов. При выработке брюшиной избыточного количества жидкости после эвакуации асцита внутрь вводят цитостатик.

В нашей Клинике проводится значительно более результативная манипуляция – внутрибрюшинная ХТ с гипертермией.

Оперативного вмешательства могут потребовать некоторые осложнения рака, но это будет исключительно паллиативное – вспомогательное лечение для уменьшения тягостных или опасных для жизни проявлений раковой болезни. Так при перекрытии опухолью просвета перехода пищевода в желудок для восстановления питания предусмотрены:

  • Гастростома – в брюшной стенке устанавливается «трубочка», открывающаяся в просвет желудка;
  • Новообразование разрушается специальными расширителями (бужи) или баллоном;
  • Мешающая раковая ткань «сжигается» при лечебной гастроскопии;
  • В сужение ставят расширяющий просвет специальный стент.

К хирургическим операциям прибегают при блокаде новообразованием выходного отдела желудка, восстанавливая эвакуацию пищевых масс в кишку, для чего формируют обходной путь – анастомоз, соединяя свободный от поражения желудочный отдел с тонкой кишкой или удаляют весь желудок – паллиативная гастрэктомия.  

При возможности одновременно удаляют больной желудок и резецируют единичные метастатические узлы в легких или печени. При поражении метастазами одного или обеих яичников, проводится условное, тем не менее, радикальное вмешательство – удаляется желудок и оба яичника. В обязательном порядке хирургия дополняется ХТ.

Возможности симптоматической терапии, в том числе с локальным облучением новообразований и паллиативными операциями, многогранны. Нельзя переоценить вклад нестандартного терапевтического подхода для улучшения питательного статуса пациента и нормализации общего самочувствия. В Клинике к таким пациентам – только индивидуальный и высокотехнологичный подход.

Источник: https://medica24.ru/zabolevaniya/4-stadiya-raka

«У вас рак 4 стадии, но расстраиваться не стоит» | Милосердие.ru

Четвертая стадия рака

Фото РИА Новости/Алексей Филиппов

В разных культурах к смерти относятся по-разному. В России это сложная, даже табуированная тема. Молчание о смерти – общепринятая позиция, в том числе среди врачей. Медики очень не любят разговоров о смертельных диагнозах, поэтому стараются делегировать эту миссию родственникам больных. Диалог между доктором и пациентом обычно оказывается травмирующим для обоих.

Как сделать так, чтобы стороны услышали друг друга и не усугублять еще больше страдания больного — об этом в своем выступлении в рамках проекта Memory Garden Day в центре дизайна ARTPLAY рассказала педиатр и паллиативный врач Анна Сонькина-Дорман.

Пациент: они говорили цинично и равнодушно

— Путь переживания утраты, горевание начинается, когда мы узнаем новости, которые кардинально меняют нашу жизнь в худшую сторону. В сфере медицины самое травматичное — когда врач сообщает о тяжелом диагнозе или, например, что операция невозможна.

Можно вспомнить десятки фильмов и потрясающих сцен — герой узнает от врача о своем состоянии. Эта тема всегда остается в фокусе внимания художников – но не самих медиков, они как раз очень не любят эту часть своей профессии.

Именно поэтому разговор о смертельном диагнозе оказывается тяжелым для доктора и пациента.

Я собрала данные исследований – в них участников просили рассказать, как именно медики сообщили им плохие новости.

Вот самые распространенные ответы: «это было на ходу, между делом, меня не предупредили, что речь о чем-то серьезном, что изменит мою судьбу»; «это было быстро и непонятно, много сложных медицинских терминов, которые ничего мне не говорили, что делать, как жить дальше»; «это было цинично и равнодушно».

В большинстве случаев пациенты, по их словам, не увидели никаких признаков сострадания со стороны медперсонала, им казалось, что для врача это рутинное проходное дело – человек, и так в непростой ситуации, чувствовал себя маленьким и ненужным.

Мало кто может сказать: «Я благодарен врачу, который сообщил мне, что я умираю — он был так чуток, заботлив, внимателен».

Врач: беспомощность и страх «утонуть» в эмоциях

Владимир Песня / РИА Новости

— Раз пациенты считывают поведение врачей как равнодушное и циничное, значит, думала я раньше, врачей не особо заботит, что они сообщают плохие новости. Оказывается, нет, еще как заботит — это стало для меня большим открытием. Медики очень не любят тяжелых разговоров.

Во-первых, для врача, воспитанного в наш век высокотехнологичной медицины, новость о тяжелом состоянии пациента — всегда проигрыш. Потрясающие научные открытия и технологии создают иллюзию полной власти над судьбой, поэтому, когда мы не можем обещать исцеления, то чувствуем, что где-то не доработали. Это неприятно.

Во-вторых, все доктора говорят, что они совершенно не знают, что делать с эмоциями.

Врач думает: «Сейчас я скажу правду, а пациент будет кричать или плакать, или задавать мне возмущенные вопросы, что этого не может быть или я что-то перепутал.

В любом случае реакция будет эмоциональной, а что я с этим буду делать? Я не психолог, я всего лишь врач, я не знаю, что делать с эмоциями, они меня пугают, я боюсь, что они меня захлестнут, я тоже начну переживать. А я этого не хочу».

В-третьих, врачи очень не любят ситуацию бессилия, когда им нечего предложить, никакого нового лечения — они уходят от этого всеми силами. Часто в этом причина уже бессмысленных назначений, все новых и новых. Просто доктор не может, глядя в глаза своему пациенту, произнести, что дальше лечение невозможно. Ему кажется, что он отказывает в помощи.

В-четвертых, это личный врачебный страх смерти. Мы не хотим говорить о вещах, которые приближают нас к размышлению об умирании.

Итог – в душе медицинских сотрудников бушует буря эмоций и это приводит к тому, что они начинают очень нелепо вести себя во время объявления смертельного диагноза.

Три главных ошибки

РИА Новости / Виталий Аньков

— Исходя из своей практики обучения коллег, могу выделить три основные модели поведения, которые выбирают врачи, когда им необходимо сообщить плохие новости.

Первая модель. Доктор старается как можно быстрее сказать о неизлечимой болезни, чтобы сразу перейти к хорошему.

Пример: «Уважаемая Мария Ивановна, хорошо, что вы пришли, мы получили результаты ваших анализов, у вас 4 стадия рака, но вы не должны расстраиваться. У нас есть экспериментальное лечение, вероятно, оно может вам помочь.

Потом у нас в городе построили прекрасный хоспис, там такое великолепное обезболивание, что вы прекрасно умрете без мук и страданий».

А что в это время чувствует пациент? По отзывам пациентов, услышав «рак 4 стадия», ты как будто проваливаешься куда-то, ничего больше не слышишь, отключаешься. И это естественно.

Некоторые говорят, что попали в немое кино: врач продолжает что-то говорить, а человек находится в другом пространстве. В итоге не возникает взаимопонимания, пациент не слышит слов поддержки, даже если их произносят. Желание одно – поскорее уйти.

Хорошо, если рядом близкий человек, в объятиях которого можно порыдать. Плохо, если появятся мысли о суициде.

Вторая модель — не менее драматичная и рискованная. Тот случай, когда врач хочет смягчить информацию. Получается набор эвфемизмов и обтекаемых формулировок — человек слушает и ничего не понимает. От этого только растет тревога. Пример: «Уважаемый Петр Петрович, мы получили ваши результаты.

Учитывая, что биопсия показала много атипичных клеток, есть гематогенное распространение в другие органы, распространенный процесс. Но надо посмотреть, все зависит от ваших пожеланий». Пациент не понимает, что пытается сказать врач. Он приходит домой, читает в интернете о своем диагнозе и понимает, что умирает.

Третья модель — вообще не говорить пациенту правду о болезни. Она появилась как альтернатива двум первым. До сих пор в ряде учреждений норма — пригласить родственника и ему или ей сообщить о диагнозе. Пусть решают, как быть.

Часто близкие люди тоже не хотят травмировать и огорчать любимого человека. Так складывается «заговор молчания» — хотя исследования показывают, что 80%-90% людей хотят и готовы узнать всю правду о своем состоянии.

Кроме того, в нашей стране на законодательном уровне установлено, что гражданин имеет право знать о диагнозе.

Время и сочувствие

Фото с сайта microban.com

— Есть и четвертая модель, единственно правильная, так как дает пациенту главное – время. Это то, что действительно необходимо, когда узнаешь о неизлечимом диагнозе.

Не доли секунды между «у вас рак 4 стадии» и «мы вас направляем в хоспис». Нужно время, чтобы впитать плохие новости и принять их.

Но для врачей – это самое сложное, им физически больно, потому что их учили по-другому.

Итак, как сообщить пациенту плохие новости? Пример:

— Мы получили результаты ваших анализов и готовы их обсудить. Пауза.

— К сожалению, результаты совсем не такие, как мы с вами надеялись, и у меня для вас плохие новости. Пауза.

— К сожалению, и мне очень трудно вам об этом говорить, все указывает на то, что ваше заболевание распространилось далеко, и мы вынуждены констатировать 4 стадию рака.

Пауза – может тянуться от 6 до 10 секунд. Врачу может казаться, что он ничего не делает. На самом деле он делает главное – дает время на то, чтобы принять услышанное.

Оказывается, не нужны часы или дни. Достаточно этих секунд.

И еще одна важная вещь. Многие врачи говорят, что не знают, как утешить пациента в тяжелый момент. С теми же проблемами сталкиваются родственники умирающих больных.

Когда перед нами человек, который очень сильно расстроен, мы инстинктивно хотим предложить что-то деятельное: совет, помощь, обещание, что все будет хорошо.

На самом деле, в этот момент нужно не утешение, а сочувствие — то есть просто присутствие рядом и готовность разделить эмоцию, без спешки, без призывов посмотреть в «светлое будущее».

Почему это работает? Наша психика так устроена, что стремится принять реальность и с ней работать. Мы не будем сутки напролет пребывать в состоянии отрицания негативных новостей. Так что все, что требуется от того, кто рядом, — не мешать.

Нет смысла и не нужно утешать — нужно сочувствие, которое чаще всего проявляется в словах, называющих чувства: «Я вижу, как тебе больно, обидно, печально, да, это так грустно, и мне вместе с тобой печально и грустно, я так хочу тебе помочь, я с тобой».

И главное – на этом поставить точку.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/u-vas-rak-4-stadii-no-rasstraivatsya-ne-stoit/

Помощь Доктора
Добавить комментарий