Сам себе вырезал аппендицит

«Когда Рогозов сам себе разрезал живот, мы чуть в обморок не упали»

Сам себе вырезал аппендицит

Более 55 лет назад, в апреле 1961 года, на станции Новолазаревская в Антарктиде был совершен настоящий подвиг. Участник 6-й Советской полярной экспедиции врач-хирург Леонид Рогозов провел на самом себе операцию аппендэктомии (удаление аппендикса). И сразу же стал знаменитым на весь мир.

Много раз мог погибнуть

Так уж получилось, что родился Леня в семье «кулаков», сосланных в Казахстан. А когда мальчику исполнилось всего два годика, Рогозовых вообще отправили на север — в город Минусинск Красноярского края. Отца, как и многих, призвали в 1941 году на фронт, где он и погиб в 1943-м. На руках у матери осталось четверо детей мал мала меньше. Выживали, как могли.

Судьба хранила его, хотя в детстве он мог несколько раз погибнуть: от голода, холода и даже во время поножовщины. Младшая сестра Валя, с которой он шел как-то по улице, задела плечом хулигана — тот выругался в адрес девочки.

Леонид подскочил к нему — парень достал нож. Увидев это, Валя разрыдалась. Трудно сказать, что остановило хулигана, воинственно настроенный Леонид или вид горько плачущей девчушки, но тот предпочел не связываться с Рогозовыми.

Повзрослев, Леонид отслужил срочную. После увольнения поступил на лечебный факультет Ленинградского педиатрического медицинского института.

Надо заметить, что Леня был очень добрым и отзывчивым парнем, скромным и, в то же время, всесторонне развитым: в институте он активно занимался общественной работой, увлекался музыкой, занимался тяжелой атлетикой, был хорошим лыжником и футболистом.

Он всегда к чему-то стремился, мечтал об открытиях и свершениях. Поэтому когда ему стало известно о наборе добровольцев в антарктическую экспедицию, вызвался первым.

Таким образом, через год после окончания института, в 1960 году, он был зачислен участником 6-й Советской антарктической экспедиции в качестве врача, хотя, как и все полярники, частенько выполнял самые разные работы: был и за водителя, и за метеоролога.

В Антарктиду с двухпудовой гирей

В чемодане, с которым Рогозов отправился в экспедицию, были только книги и двухпудовая гиря, с которой он никогда не расставался. Занимался с нею и на станции Новолазаревская, которая была открыта в Оазисе Ширмахера 18 февраля 1961 года.

Зимовка шла своим чередом, но в один из дней Леонид неожиданно почувствовал недомогание. Первые симптомы предстоящего кризиса он ощутил на себе 29 апреля. Заболел живот, повысилась температура, его начало тошнить, появилась слабость.

Рогозов сразу же определил, что у него начинается приступ острого аппендицита. Логичным было бы вызвать самолет, но его не было ни на одной советской антарктической станции.

Но даже если бы он и был, прибегнуть к помощи авиации было невозможно: разыгралась такая пурга, что даже выходить со станции было опасно. А он единственный врач среди 13 членов экспедиции. Что делать?

Как врач Рогозов понимал, что иногда можно обойтись и без хирургического вмешательства. Он попытался прибегнуть к пассивной тактике лечения: отказался от пищи, применил местный холод, прописал себе полный покой, даже начал принимать антибиотики. Но ему становилось только хуже. Поэтому уже на следующий день, 30 апреля, он принял решение о том, что ему придется самому себе вырезать аппендикс.

Как назло, никто из полярников понятия не имел о медицине. Тем не менее, он нашел себе помощников. Так, в качестве ассистента он выбрал метеоролога Александра Артемьева, механику Зиновию Теплинскому поручил направлять свет и держать небольшое зеркало. А руководителя экспедиции Владислава Гербовича попросил быть на всякий случай на подхвате.

В животе что-то неприятно булькало…

Продезинфицировав инструменты, он провел с помощниками небольшой инструктаж и лично простерилизировал им руки, надев резиновые перчатки.

Самому Леониду от перчаток пришлось отказаться, так как из-за невозможности видеть (обзор закрывала грудная клетка) операцию пришлось делать почти наощупь. Вколов в живот новокаин для обезболивания, он сделал разрез длиной 12 сантиметров в районе правой подвздошной области.

А уже через полчаса Рогозов почувствовал слабость, у него закружилась голова, поэтому ему то и дело приходилось отдыхать каждые пять минут по несколько секунд.

Антарктида. 10 февраля 1962 г. Антарктическая станция “Новолазаревская”. Врач станции Леонид Иванович Рогозов сам удаляет себе аппендикс ( Верещагин Ю./ТАСС)

Полярник-радист Виктор Карасев дважды был в антарктических экспедициях под руководством Владислава Гербовича, который рассказывал ему о той операции, приводя некоторые подробности.

«Владислав Иосифович рассказывал мне, что когда Рогозов перебирал себе кишки в поисках аппендикса, в животе у него все как-то неприятно булькало и пахло, и от этого становилось не по себе, — вспоминает Виктор Федорович.

— Появилось сильное желание отвести взгляд или вообще покинуть помещение, чтобы не видеть и не слышать всего этого натурализма. Но усилием воли он отогнал это желание. Более того, он позвал полярника Верещагина, чтобы тот мог сфотографировать Рогозова для истории.

Кстати, как потом признались Гербовичу два других ассистента, они в какой-то момент почувствовали тошноту и головокружение. Но держались из последних сил, хотя были белее мела. Вообще, поначалу напуганы, по их собственным признаниям, были все, в том числе и сам Рогозов.

И хотя по Леониду было видно, что он ослаб, однако ни одного лишнего звука он не произнес и был спокоен. Лишь капельки пота выдавали состояние, в котором находился сам хирург. Чтобы пот не застилал глаза, Теплинский время от времени промокал его марлей. Кстати, он оказался умелым ассистентом и, как заправский медбрат, примерно исполнял свои обязанности.

Прекратить панику!

1 мая 1961 г. Врач Л.И. Рогозов. Врач арктической станции Новолазаревская Леонид Иванович Рогозов, самостоятельно удаливший себе аппендецит ( ТАСС)

Конечно, Рогозов вел себя в высшей степени мужественно, — продолжает Виктор Карасев. — Он предусмотрел даже тот вариант, который мог привести к потере им самим сознания по какой-то причине. На этот случай под рукой Александра Артемьева был шприц, с помощью которого он должен был ввести Леониду соответствующую инъекцию.

В какой-то момент Рогозов, по его же собственным словам, запаниковал, подумав, что режет скальпелем что-то не то. К этому времени он вконец ослаб, а сердце стало биться с перебоями.

И в момент, когда он уже нащупал проклинаемый им аппендикс, руки его стали «резиновыми», а сердце замедлило свои удары. Он стал падать духом, но чудовищным усилием воли приказал себе прекратить панику! Каким-то чудом ему удалось, наконец, вырезать аппендикс.

Как оказалось вовремя: из него уже вовсю стал прорываться гной. Затем он принялся зашивать разрез. Всего операция продлилась почти два часа.

После ее завершения Рогозов попросил своих ассистентов прибраться, принял снотворное и уснул. Гербович рассказывал мне, что на него навалилась такая усталость, что он тоже пошел в соседнюю комнату спать.

Но не от физических нагрузок, а от психологической, когда представил, что было бы с ним самим, если бы операция пошла как-нибудь не так. Случись что, во всех грехах обвинили бы его — Гербовича.

К счастью, через несколько суток температура Леонида нормализовалась, а еще спустя пять дней Рогозов снял себе швы”.

«Уже когда он возвратился из Антарктиды, мы встречались с ним, разговаривали, и Леонид показывал мне место на животе, где остался шрам от шва. Даже не верилось, что он делал все сам — таким аккуратным, стежок к стежку, был шов, — вспоминает его сестра Валентина Ивановна.

— И, конечно же, он стал знаменит на весь мир, как космонавт. Ведь то, что он совершил, было впервые в мировой медицинской практике. О нем писали статьи и книги, снимали фильмы, брали интервью. Лене мешками приходили письма. Одно из этих посланий от девушки Марцелы из Чехословакии стало для него судьбоносным.

Он поехал к ней в гости и… женился через несколько дней.

Женился только на иностранках

Жить приехали в Ленинград, в квартиру, которую ему, как известной личности, дали сразу же после возвращения из Антарктиды.

Пошли дети, но семейная жизнь не сложилась: жену тянуло на родину, а Леонид не хотел уезжать.

В какой-то момент, дождавшись момента, когда Леня лежал в больнице, она собрала пожитки, взяла детей в охапку и была такова. Он сильно переживал. Второй брак, с гражданкой Болгарии, тоже закончился ничем”.

Чтобы забыться, он с головой окунулся в работу, практикуя в отделении хирургии лимфоабдоминального туберкулеза в Ленинградском институте фтизиопульмонологии. А в конце 1990-х Леонид решил сменить место жительства с Петербурга на Туапсе — там жил его брат. Но неожиданно выяснилось, что у него рак, причем в последней стадии.

Так что операция уже не смогла спасти его, и вскоре он скончался из-за осложнений. Это произошло 21 сентября 2000 года. Печально осознавать тот факт, что известного когда-то на весь мир человека смогли похоронить лишь на Ковалевском кладбище — это даже не в Санкт-Петербурге, а в Ленинградской области.

Фактически на болоте — гроб клали в воду.

Радует то, что дети Леонида Рогозова, Елена и Владислав, тоже пошли в медицину и стали врачами. Правда, сын сейчас живет и практикует в Англии.

Но его дети, внуки Леонида Ивановича, тоже носят фамилию Рогозова. А к самому Владиславу до сих пор обращаются из разных уголков планеты в поисках материалов о его героическом отце.

Помнят еще и, дай Бог, долго будут помнить человека, который при жизни стал легендой.

Источник: https://svpressa.ru/post/article/161877/

Подвиг хирурга-полярника, которому всемирная слава не принесла простого человеческого счастья

Сам себе вырезал аппендицит

  • Подписаться
  • в
  • Рассказать ВКонтакте

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в и ВКонтакте.

В ночь на Первомай 1961-го молодой медик Леонид Рогозов мигом прославился едва ли не на весь мир. Через несколько недель после легендарного гагаринского полета на одной из антарктических станций имело место еще одно невероятное событие.

В ходе операции по удалению аппендикса пациентом и врачом оказался один человек. Тот день вошел в историю мировой медицины, а факт операции Рогозова самому себе пополнил не одну книгу рекордов.

Даже спустя десятилетия манипуляции Леонида Рогозова включают в число самых уникальных хирургических операций.

Леонид Рогозов был активным и талантливым юношей. / i.pinimg.com

Будущий полярник вырос в Забайкалье в самой простой рабочей семье шофёра и доярки. После окончания ремесленного училища и первых проб себя в роли горного мастера парень понял, что выбрал не тот путь. Роковой стала поездка в Ленинград к близкому родственнику. Леонид влюбился в город, решив остаться там во что бы то ни стало.

Он без особых усилий поступил в Ленинградский мединститут на лечебный факультет. Учеба шла легко, поэтому студент параллельно занимался музыкой, спортом, общественной деятельностью, будучи предметом воздыханий десятков сокурсниц.

После окончания вуза в 1959-м Рогозова зачислили в ординатуру, где он и узнал о формировании группы врачей-добровольцев для отправления на научную станцию вглубь Антарктиды. На тот момент подобная «романтика» манила молодых специалистов не меньше, чем космические полеты. И молодой перспективный Рогозов без раздумий предложил свою кандидатуру для отбора.

Леонида включили в состав шестой Антарктической экспедиции в роли врача, и в начале ноября 1960-го он в компании товарищей отправился на электроходе «Обь» на далекий ледовый материк.

Романтика Антарктиды манила советскую молодежь. / k33.kn3.net

Рогозов очень гордился своей новой ролью, отдавая себе отчет в том, что ближайшие пару лет проживет в изоляции вечной мерзлоты. В группе из 13 специалистов на полярной станции «Новолазаревская» Леонид Иванович был единственным медиком.

Условия жизни на новой недостроенной станции оказались непростыми. Несмотря на свое предназначение отвечать за здоровье коллег, Рогозову приходилось разгружать тяжести, участвовать в строительстве, выполнять обязанности метеоролога и даже водителя.

После четырех месяцев зимовки Леонид Рогозов почувствовал тревожное недомогание. Его все настойчивей беспокоили тошнота, слабость, повышенная температура тела и боли. Все симптомы указывали на то, что у хирурга острый аппендицит.

Поначалу Рогозов обратился к консервативному лечению, попытавшись достичь облегчения благодаря голоду, местному холоду и антибиотикам. Но такие меры результата не принесли, и Рогозову становилось хуже.

Требовалась срочная операция, но ни погодные условия, ни отсутствие самолетов на соседних антарктических станциях этому не способствовали. В вынужденных условиях молодой хирург принял беспрецедентное решение провести операцию самому себе.

Рогозов после операции. / asset-a.grid.id

По указаниям Рогозова коллеги соорудили для него подобие операционной, обеззаразив стол и закрепив над ним настольную лампу. В ассистенты Леонид назначил станционного метеоролога, который был уполномочен подавать хирургу медицинские инструменты, и отвечавшего за управление светом и зеркалом инженера-механика.

4-й член команды в лице начальника станции должен был следить, чтобы ассистенты не теряли сознания. Традиционно аппендэктомия не занимает больше получаса.

Но Рогозову пришлось копаться в себе почти два часа, периодически делая минутные перерывы, чтобы ввести очередную обезболивающую инъекцию, дать отдохнуть немеющим рукам и собраться с мыслями. В полулежачем положении Рогозов сделал на себе 12-сантиметровый надрез. Хирург координировал свои действия, глядя в зеркало.

Но из-за ограниченной видимости приходилось часто действовать наощупь.В итоге Рогозов все же удалил воспаленный аппендикс и ввел в брюшную полость спасительную дозу антибиотика. После врач самостоятельно наложил швы, после чего принял дозу снотворного и уснул.

Спустя 5 суток температура тела нормализовалась, и швы были успешно сняты. Как вспоминала позже родственница Леонида, видевшая шрам на его теле после той операции, результат был практически ювелирным.

Рогозову посвятил песню Владимир Высоцкий. / kolevit.ru

Имя Леонида Рогозова прокатилось по миру. Молодой медик получил просторную квартиру в Ленинграде, стал обладателем ордена Трудового Красного Знамени, сделавшись национальным героем.

Подвиг смелого хирурга вдохновил самого Высоцкого, посвятившего ему в 1963-м строчки:Пока вы здесь в ванночке с кафелемМоетесь, нежитесь, греетесь, —Он в холоде сам себе скальпелемТам вырезает аппендикс.Впоследствии мужчине еще не раз предлагали поучаствовать в экспедициях на Южный полюс, но Рогозов уклонялся от этих возможностей.

Так что сделавшая его знаменитым экспедиция в Антарктиду стала для Рогозова первой и единственной.Благодаря этой небывалой истории Леонид Рогозов познакомился с будущей супругой. Студентка чешского мединститута, узнав о подвиге русского хирурга, решилась написать ему письмо.

После завязавшейся увлекательной переписки Рогозов приехал в Прагу, где отношения ожидаемо укрепились и увенчались официальным бракосочетанием. Рогозов привез молодую супругу в Ленинград, где они и воспитывали двух своих детей. Первое время семейная жизнь казалась счастливой и безоблачной.

Но, как утверждал сын Леонида Владислав, отец пристрастился к спиртному, обижая близких в состоянии алкогольного опьянения. Не выдержав, жена вернулась на родину, увезя с собой детей. Больше они не встречались.

Рогозов всю свою жизнь посвятил научной и преподавательской работе, трудясь хирургом в ленинградских больницах и медсанчастях и 14 лет заведуя хирургическим отделением НИИ Фтизиопульмонологии. На 66 году жизни Леонида Рогозова не стало, дети и жена на похоронах отсутствовали.

А ведь у другого известного врача, доброго доктора Айболита есть абсолютно реальный прототип.

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/170919/44168/

Хирург-пациент: как советский врач удалил свой аппендикс

Сам себе вырезал аппендицит
Правообладатель иллюстрации Vladislav Rogozov Image caption Это первая подобная операция в мировой истории

Жил да был хирург Леонид Рогозов.

Отслужил в армии, закончил Ленинградский медицинский институт, а в 1960 отправился в Антарктиду в качестве врача 6-й Советской Антарктической экспедиции.

Именно там, в Антарктике, полугодом позже произошло событие, сделавшее имя Рогозова известным всему миру.

Этот врач сам себе провел операцию аппендэктомии – удалил свой аппендикс.

Неожиданный приступ

Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуганЛеонид Рогозов

18 февраля 1961 года в оазисе Ширмахера была открыта новая советская антарктическая станция Новолазаревская. В составе участников первой зимовки был и врач Леонид Рогозов.

Но в апреле 1961 года он тяжело заболел. Сначала чувствовал слабость и усталость, потом – резкую боль, разливавшуюся в правой части живота.

“Поскольку он был хирургом, ему не составило труда диагностировать у себя приступ аппендицита, – рассказывает его сын, Владислав. – Это была операция, которую до того он проделывал много раз, да и во всем мире этот вид хирургическом вмешательства давно стал обыденным. Но он находился вдали от цивилизации, посреди полярной пустыни”.

К концу апреля стало очевидно, что помощи ждать неоткуда. Путешествие из СССР в Антарктику занимало 36 дней по морю, а перелёт был невозможен из-за сильных ветров.

“Он оказался в ситуации выбора между жизнью и смертью, – говорит Владислав. – Ему неоткуда было ждать помощи. И он мог предпринять попытку прооперировать себя”.

Выбор не был простым. Рогозов знал, что аппендикс может порваться во время операции, а перитонит убьет его. Но его состояние ухудшалось, боли усиливались.

“Ему нужно было вскрыть себе брюшную полость, затем вытащить наружу кишечник. Он не знал, можно ли так делать в принципе”, – делится Владислав.

Руководству полярной станции пришлось запрашивать разрешение на проведение операции у Москвы – если бы попытка Рогозова не увенчалась успехом, советская Антарктическая программа оказалась бы окутана дурной славой.

Уникальная операция

Рогозов принял решение: лучше оперировать, чем ждать собственной смерти от перитонита.

“Я не спал в эту последнюю ночь. Болело дьявольски. – писал Рогозов в своем дневнике. – Это почти невыполнимо… но я не могу просто опустить руки и сдаться…”

Врач разработал детальный план операции. Два ассистента, его коллеги-полярники должны были подавать инструменты, направлять свет лампы и держать зеркало.

“Он очень тщательно все продумал, даже проинструктировал их, что делать, если он потеряет сознание – как сделать укол адреналина и искусственное дыхание”, – делится сын Леонида.

Пока вы здесь в ванночке с кафелем Моетесь, нежитесь, греетесь, – Он в холоде сам себе скальпелем Там вырезает аппендиксВладимир Высоцкий о Леониде Рогозове

Об общем наркозе речь, конечно, не шла. Доктор Рогозов мог применить местное обезболивание для того, чтобы сделать разрез брюшной полости, но дальнейшая операция должна была проходить “наживую”, чтобы голова хирурга оставалась ясной.

“Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного”, – писал впоследствии Леонид Рогозов.

Рогозов работал наощупь, без перчаток. Добравшись до аппендикса, он понял, что отросток может в любой момент лопнуть.

Операция длилась почти два часа в ночь с 30 апреля на 1 мая 1961 года.

Рогозов восстановился через две недели.

Рогозов и Гагарин

Правообладатель иллюстрации Vladislav Rogozov Image caption На восстановление после операции Леониду Рогозову понадобилось две недели

Этой истории не суждено было так просто завершиться.

Ухудшившаяся на станции погода, огромное количество льда в море означало, что судно, которое должно было забрать участников экспедиции в апреле 1962, не сможет до них добраться и им придется провести еще год на станции.

Но к облегчению всех полярников к ним прилетели самолеты. “Их эвакуировали одномоторные самолеты. Один из них упал в море”, – рассказывает Владислав.

Его отец Леонид Рогозов вернулся в Советский Союз героем, его имя стало известно всему миру.

А всего за 18 дней до этой легендарной аппендэктомии первым человеком в космосе стал советский летчик-космонавт Юрий Гагарин.

“Их сравнивали, потому что им обоим было по 27 лет, они оба из рабочих семей и оба сделали что-то такое, чего раньше не было в истории человечества”, – говорит сын Леонида Рогозова.

В 1961 году хирург Рогозов был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

Операция Леонида Рогозова вдохновила Владимира Высоцкого, в 1963 году написавшего песню, в которой, в частности, были такие слова:

Пока вы здесь в ванночке с кафелем

Моетесь, нежитесь, греетесь, –

Он в холоде сам себе скальпелем

Там вырезает аппендикс.

Больше доктор никогда не был в антарктических экспедициях. Поступил в аспирантуру, защитил диссертацию, работал хирургом в различных клиниках Ленинграда, на протяжении 14 лет заведовал отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулёза НИИ физиопульмонологии.

Умер доктор Леонид Рогозов в 2000 году.

___________________________________________________________________________

Его сын Владислав Рогозов дал интервью программе “Witness” на радио BBC World Service .

Источник: https://www.bbc.com/russian/science/2015/05/150505_russian_surgeon_appendix

Леонид Рогозов – человек со стальными нервами

Сам себе вырезал аппендицит

Эта история произошла в 1961 году в Антарктиде.
Судно «Обь» с шестой советской антарктической экспедицией на борту вышло в плавание 5 ноября 1960 года. Девять недель спустя, 18 февраля 1961, была открыта новая советская станция «Новолазаревская».

Экспедиция успела как раз вовремя: опускалась полярная зима, несущая за собой месяцы и месяцы темноты, холода и снежных буранов. Море замерзло. Корабль, привёзший их на остров, уплыл, и должен был вернуться только через год.

Отрезанные от внешнего мира, тринадцать участников эспедиции — теперь уже сотрудники станции Новолазаревская — могли надеяться только на самих себя.

Среди них был и 27-летний молодой хирург Леонид Рогозов. Там, в Ленинграде, он должен был защитить диссертацию по новым методам оперирования рака пищевода, но бросил все дела, чтобы отправиться в экспедицию.

29 апреля Леонид заболел. Как опытный хирург, он определил, что у него острый аппендицит. Но так как он был единственным врачом на станции, а погода была нелетной, он решил делать операцию сам…

Выполнять операцию ночью 30 апреля 1961 года хирургу помогали инженер-механик и метеоролог, подававшие инструменты и державшие у живота небольшое круглое зеркало. Врач решил обойтись без перчаток, т.к. понимал, что придется на ощупь иссекать аппендикс.

В лежачем положении, с полунаклоном на левый бок, врач произвёл местную анестезию раствором новокаина, после чего сделал при помощи скальпеля 12-сантиметровый разрез в правой подвздошной области.

Временами смотря в зеркало, временами на ощупь, он удалил воспалённый аппендикс и ввёл антибиотик в брюшную полость.

“Я не позволял себе думать ни о чем, кроме дела… Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию.

Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного

«Я работал без перчаток. Зеркало помогает, но в то же время запутывает — в конце концов оно показывает вещи отраженными. Работать приходилось в основном на ощупь. Было сильное кровотечение, но я не позволял себе торопиться — нужно было делать всё наверняка.

Вскрыв брюшную полость, я задел слепую кишку и её пришлось зашивать. Добраться до аппендикса было непросто, даже с помощью зеркала. Я становился слабее и слабее, мое сердце начинает сбоить.

Внезапно в моей голове вспыхнуло: „Я поранил себя ещё в нескольких местах и не заметил этого…“ Я становлюсь слабее и слабее, голова кружится. Каждые четыре-пять минут я останавливаюсь отдохнуть на 20-25 секунд.

Наконец, вот он, проклятый аппендикс! С ужасом я увидел темное пятно на нем: это означало, что ещё день промедления — и меня уже было бы не спасти… »

. На самой тяжелой стадии удаления аппендикса я пал духом: мое сердце замерло и заметно сбавило ход, а руки стали как резина. Что ж, подумал я, это кончится плохо. А ведь все, что оставалось, – это собственно удалить аппендикс! Но затем я осознал, что вообще-то я уже спасен!

К полуночи операция, длившаяся 1 час 45 минут, была завершена. Под конец, Рогозов был очень бледен, потерял много крови, но завершил операцию, которая, продлившись около двух часов, закончилась в 4 утра по местному времени.

На следующий день температура начала спадать, через четыре дня выделительные функции нормализовались и ушли признаки местного перитонита. Спустя пять дней, температура окончательно вернулась к норме, спустя неделю он снял швы.а еще через месяц доктор улетел в СССР где и был награждён Орденом Трудового Красного Знамени.

Был отмечен знаками «Отличнику здравоохранения», «Почётному полярнику», а также Почётной грамотой ЦК ВЛКСМ. Леонид Рогозов стал известен всему миру.

На следующий же день после возвращения в Ленинград, Рогозов отправился на работу в Первый медицинский институт. Вскоре он успешно защитил свою диссертацию и занялся научной и преподавательской работой на факультете общей хирургии.

С 1979 года он работал в больницах и медсанчастях города, а с 1986 года заведовал отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулёза НИИ физиопульмонологии.

Он никогда больше не возвращался в Антарктику и умер на 67-м году жизни в Санкт-Петербурге, 21 сентября 2000 года.

Фрагменты дневника Леонида Рогозова были опубликованы в British Medical Journal.

В 1963 Владимир Высоцкий посвятил ему песню.

Пока вы здесь в ванночке с кафелемМоетесь, нежитесь, греетесь, —В холоде сам себе скальпелем

Он вырезает аппендикс…

Источник: https://ribalych.ru/2014/06/29/leonid-rogozov-chelovek-so-stalnymi-nervami/

5 невероятных историй о людях, которым пришлось делать операцию самим себе

Сам себе вырезал аппендицит

Движимый вселенским любопытством, присущим всем хирургам, этот 60-летний парень из Пенсильвании решил самостоятельно удалить себе аппендикс, преследуя весьма благую цель — узнать, как себя чувствует пациент во время операции под местной анестезией, и заодно испытать эффективность сравнительно нового обезболивающего средства, пришедшего на смену кокаину, — новокаина (поговаривали, что подобная рокировка анестетиков серьезно снизила привлекательность операций в глазах пациентов).

Окружив себя зеркалами и молодыми ассистентками, доктор Кейн успешно провел аппендэктомию, продемонстрировав всему миру не только свой назойливый отросток, но и безопасность локальной анестезии (общий наркоз в те времена нередко вызывал осложнения).

К слову, это была не первая и не последняя подобная операция Эвана (нет, у него не было еще парочки лишних аппендиксов): в 1919 году он лично ампутировал себе инфицированный палец руки, а спустя десять лет после удаления аппендикса провел более сложную операцию по удалению паховой грыжи в возрасте 70 лет (возраст О'Нила, не грыжи).

Леонид Рогозов (1961 год)

Этот сосредоточенно копающийся в себе человек на фотографии, подобно барону Мюнхгаузену, вытащил себя из объятий смерти, только не за волосы, а за аппендикс.

События развивались отнюдь не в тепличных условиях оборудованной поликлиники, а на просторах весьма неприветливой и малопригодной для проведения хирургических вмешательств Антарктики, куда 27-летний Леонид отправился в роли врача 6-й Советской антарктической экспедиции.

Во время первой зимовки на новообразованной станции Новолазаревская молодой врач обнаружил у себя все характерные признаки острого аппендицита.

Пересчитав всех врачей, Рогозов выяснил, что он единственный, к тому же плохие погодные условия делали невозможной его транспортировку на другую станцию.

Иного выхода, кроме как, призвав в ассистенты метеоролога и инженера-механика, самому провести операцию, не было.

Без перчаток, на ощупь, бросая редкие взгляды в зеркало и на бледные лица своих ассистентов, Леонид Рогозов успешно завершил операцию по удалению аппендикса, длившуюся 1 час 45 минут. Впоследствии этот случай принес ему мировую известность.

Инес Рамирес Перес (2000 год)

Отсутствие медицинского образования, стерильных условий, хирургических инструментов и обезболивающего не помешало 40-летней мексиканке из деревни Рио-Талеа самостоятельно провести единственное в мире успешное кесарево сечение, сделанное на себе. Все, что потребовалось для процедуры, — это пара рюмок крепкого алкоголя и 15-сантиметровый кухонный нож (что из этого нужнее во время подобной операции, сказать трудно).

На такой рискованный шаг Инес подтолкнуло то, что единственная акушерка находилась далеко от ее родной деревни, а присутствовавший при родах восьми предыдущих детей муж (наверняка решивший, что ничего нового он все равно не увидит) отсутствовал.

Несмотря на все это, женщина сделала себе 17-сантиметровый разрез, вытащила живого ребенка, перерезала пуповину, потеряла сознание, пришла в себя и отправила одного из сыновей за помощью. В итоге — здоровый новорожденный мальчик и выписанная через десять дней сеньора Рамирес.

Арон Ли Ралстон (2003 год)

Эта история произошла с 27-летним Ароном, когда он карабкался по очередной скале штата Юты. Не предвещавшая ничего плохого вылазка закончилась в одном из каньонов намертво зажатой большим валуном правой рукой. Проведя в плену 5 дней и 7 часов и не дождавшись помощи, альпинист не нашел другого выхода, кроме ампутации собственной руки, что он и проделал с помощью имевшегося тупого ножа.

Справившись с травматическим шоком и общей истощенностью, Арон, потерявший 18 кг массы тела, брел по жаркой пустыне шесть часов, пока ему не попались туристы из Голландии, которые и оказали Арону помощь.

В 2004 году Арон выпустил автобиографическую книгу «127 часов. Между молотом и наковальней», а в 2010 году по книге был снят художественный фильм «127 часов» с Джеймсом Франко в главной роли, собравший 60 738 797 долларов.

Бостон Корбетт (1858 год)

Бостон Корбетт, вошедший в историю как убийца убийцы Авраама Линкольна, был весьма религиозным человеком. Отрастив волосы аки у Иисуса, он занимался тем, что читал проповеди на улице. Как ты уже догадался, ничем хорошим это закончиться не могло.

16 июля 1858 года, следуя указаниям из Библии, дабы противостоять соблазну при виде проституток, то и дело соблазнительно шаставших по улицам, Бостон Корбетт оскопил себя с помощью ножниц. Расправившись со своим греховным началом, он отправился обедать, затем помолился, ну а позже, поддавшись соблазну дьявола, отправился-таки в больницу, чтобы проверить, все ли у него успешно заживает.

Источник: https://www.MaximOnline.ru/longreads/get-smart/_article/operation-on-oneself/

Экстремальная медицина: самостоятельное удаление аппендикса

Сам себе вырезал аппендицит

На фото сверху — Леонид Рогозов удаляет сам себе аппендицит. 1961 год.

Удаление воспалённого аппендикса — одна из наиболее распространённых полостных операций, однако проводится она под общим наркозом обученной хирургической бригадой.

Да, в последнее время появились всякие хитрые техники, например, эндоскопия, при которых разрез получается минимальным, но которые крайне требовательны к навыкам и умениям медперсонала.

Так что нет, самостоятельно удалить себе аппендикс нельзя.

Но если такая операция — единственный шанс на выживание, то приходится творить невозможное. Официальная медицина зарегистрировала один (!) случай, когда профессиональный хирург самостоятельно провёл себе операцию по удалению аппендицита. Как он это сделал? Сейчас узнаете.

1961 год. Арктическая станция Новолазаревская. Во время плановой зимовки случилось ЧП — симптомы аппендицита проявились у единственного врача на базе — Леонида Рогозова. Связь только через радио, ближайший корабль придёт по графику чёрт-знает когда, погода — абсолютно нелётная, и улучшение не предвидится в ближайшее время. А аппендицит продолжает прогрессировать…

Аппендицит — воспаление червеобразного отростка слепой кишки. Характеризуется, как правило, общим повышением температуры, резкими болями в нижней части живота и другими общевоспалительными симптомами. Если не лечить — два варианта.

Первый (маловероятный) — воспаление проходит само, отросток зарастает соединительной тканью, припаивается к окружающим органам и больше уже никого не беспокоит.

Второй (наиболее частый) — отросток лопается, начинается перитонит (масштабное воспаление брюшины), который приводит к смерти в подавляющем большинстве случаев.

Рогозов всё это, разумеется, знал, благо на тот момент имел уже определённый опыт. Да и не пустили бы на полярную станцию человека, который плохо знает свою работу.

Надежды на благоприятный вариант закончились быстро, даже несмотря на все принятые меры консервативного лечения. Ситуация стремительно ухудшалась.

 Поэтому хирург решил бороться за свою жизнь во что бы то ни стало и стал подготавливать операцию по удалению аппендикса.

Что ему, собственно, предстояло самостоятельно сделать:

  • Обработать операционное поле
  • Ввести местный наркоз
  • Разрезать кожу, мышечный слой, пристеночный слой брюшины, пережимая кровеносные сосуды
  • Найти отросток, перекрыть в нём кровоток, обрезать придерживающую брыжейку и удалить аппендикс
  • Наложить шов на кишке
  • Зашить брюшину, мышечный слой и кожу

В техническом плане, всё довольно просто. В наше время такие операции доверяют проводить студентам на интернатуре (сам видел и присутствовал). А для профессионального и опытного хирурга это вообще раз плюнуть. Но не в том случае, если всё это приходится проделывать на самом себе.

Какие могли быть трудности?

  • Операционное поле плохо видно. Рогозов приспособил систему зеркал, которую удерживал один из его товарищей-ассистентов.
  • Сложно подобрать адекватную дозу анальгетика. Хирург комментировал свои действия, чтобы товарищи могли понять, если сознание начнёт путаться.
  • Воспалённый отросток мог тупо порваться в результате неаккуратных действий. А это чревато перитонитом, который уже самостоятельно хрен вылечишь. Всё проделывалось крайне медленно и осторожно, но успели чуть ли не в последний момент.
  • Кровопотеря, которую никак не компенсировать. По итогам, Рогозов чрезвычайно ослабел, но в сознании оставался.
  • Время. Чем дольше идёт операция — тем сильнее устаёт врач. Приходилось останавливать на полминуты каждые 5 минут работы — иначе руки бы совсем отказали и удалить аппендикс не получилось бы.

Если кратко, картина следующая. Суровый двадцатисемилетний мужик лежит на спине и голыми руками копается в собственных кишках, спокойно комментируя происходящее. У ассистентов медицинского образования нет — они вообще человека изнутри первый раз видят, даже внутривенные уколы делать не умеют и с трудом удерживаются от падения в обморок. И так почти 2 часа.

Всё получилось, температура упала через 2 дня, швы сняли через неделю, Рогозов вернулся из экспедиции, продолжал оперировать, возглавил хирургическое отделение при Санкт-Петербургском НИИ физиопульмонологии и умер только в 2000 году. В мировой медицине аналогов его подвига нет.

Почему мы вообще об этом рассказываем? А чтобы показать вам, господа диванные выживальщики, с кого нужно брать пример.

Не со всяких Медведов Грилсов, которые весело «выживают» в полном обмундировании и с командой подготовленных личностей. И не с теоретиков выживания, чьи методы хорошо работают только в их собственных фантазиях.

А с обычных русских людей, которые, когда приходит БП — не паникуют, а делают всё что нужно для выживания.

Источник: https://lastday.club/udalit-sebe-appendiks/

Помощь Доктора
Добавить комментарий